Управление отношениями с гражданами как динамическая способность государства

Публикую статью об управленческих принципах, на базе которых будет строиться моя политика в Кремле.

27 июня 2019 года Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин [Putin, 2019] в преддверии саммита большой 20ки в Осаке дал сенсационное интервью ведущей мировой деловой газете The Financial Times, в которой назвал либерализм с такими атрибутами как иммиграция, открытыми границами и мультикультурализмом изживающим себя явлением, “вступающим в противоречие с интересами большинства населения”.

Президент России поддержал Президента Соединенных Штатов Америки Дональда Трампа, пытающегося остановить потоки мигрантов из Мексики, а также, — привел пример Великобритании, провозгласившей курс на BREXIT. В качестве глобальной проблемы, при этом, наш Президент назвал «отсутствие правил в мироустройстве».

Интервью Владимира Путина во многом напоминало интервью CEO крупной корпорации (фирмы), собирающегося на Совет Директоров (назовем G20 Советом Директоров Планеты) и навело автора данной статьи на мысль об необходимости отношения к любому государству как к обособленной фирме.

Вспоминался проект в Республике Казахстан, в котором автор статьи в 2008 году принимал участие в качестве консультанта компании PricewaterhouseCoopers. Целью которого было предложить фонду национального благосостояния страны, единую информационную систему финансового управления ее крупнейшими предприятиями. CEO — Нурсултан Абишевич Назарбаев и его команда — хотели видеть на одном экране компьютера основные финансовые показатели ключевых предприятий страны.

Действительно, согласно выводам ведущих отечественных исследователей в области управления А.В.Бухвалова и В.С.Катькало [Бухвалов, Катькало, 2004] теория фирмы находится в непрерывной эволюции, а корпоративное управление представляет собой интереснейший объект развития и исследования [Бухвалов, 2005]. Согласно новейшим публикациям крупнейшего американского исследователя Дэвида Тиса и его коллег в любой фирме постоянно происходят инновации в основе которых лежит появление так называемых динамических способностей – оснований конкурентных преимуществ в условиях быстрых технологических изменений [Bogers, Chesbrough, Heaton, Teece, 2019].

В настоящей статье дана попытка обосновать: а) почему государство следует воспринимать как фирму, б) по какой причине гражданина – основной ресурс фирмы — можно воспринимать как ее клиента, в) какой моделью можно охарактеризовать поведение гражданина в фирме, г) как существующие системы Customer Relationship Management — CRM могут помочь рационально управлять взаимоотношениями с гражданами-клиентами.

  1. Подход к государству как к фирме

«Уставным» документом государства как фирмы и Президента как ее CEO очевидно выступает Конституция. Согласно Конституции Российской Федерации (рассматриваем пока вариант до анонсированных 15 января 2019 года изменений) Президент утверждает военную доктрину,  назначает и освобождает высшее командование Вооруженных Сил, а а также, — CFO в лице Председателя правительства и казначей в лице Председателя Центрального банка, обеспечивает работу правовой системы, представляя кандидатуры для назначения на должность судей Конституционного Суда, а также, —  Генерального прокурора Российской Федерации [Конституция РФ, ст.83].

Если подходить к этому функционалу с точки зрения транзакционных издержек, то гражданам и создаваемым ими бизнесам гораздо дешевле нанять управленца и объединиться в фирму, которую Коуз в своей фундаментальной статье, опубликованной в знаковом для СССР 1937 году [Коуз, 1937], назвал «островком сознательной власти», чем решать все эти вопросы самостоятельно, в частности, окружая себя толпами охранников.

Аналогично трактует роль Президента как CEO фирмы, а его команды как топ-менеджеров теория агентских отношений [Jensen, Meckling, 1976]. В любом государстве существует информационная ассиметрия, как минимум, заключающаяся в наличии такого понятия как государственная тайна, — защищаемых государством сведениях в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации [ФЗ «О Государственной тайне», ст.2]. Принципалам, то есть гражданам, являющимся носителям суверенитета, [Конституция РФ, ст.3] приходится отдавать власть агенту – Президенту РФ – как наемному менеджеру.

Как и фирмы страны имеют имущественную обособленность, владея активами на правах собственности: органом, управляющим этими активами на территории РФ выступает Росимущество. Интересное право, не зафиксированное в Гражданском кодексе, Государство приобретает в отношении остальных активов. Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии, через выдачу справок и других документов, напрямую влияет на хозяйственный оборот всего недвижимого имущества на территории страны. А Национальный расчетный депозитарий, находящийся в собственности Центрального банка, в дополнении является источником правдивой информации по всем акциям (вещным правам) в отношении данного недвижимого имущества.

При этом, страны и их руководства находятся в непрерывной конкуренции друг с другом, экспортируя и импортируя товары и факторы производства. К последним относятся трудовые ресурсы, участвующие в эмиграции и иммиграции, капитал, перетекающий в виде кредитов от одних государств другим, предпринимательские способности, примером импорта которых являются визиты приглашенных профессоров из-за рубежа в Высшую Школу Менеджмента СПбГУ. Экспорт иногда проходит по нулевой цене, в частности, когда из страны «бежит» ее интеллектуальная элита.

Очень часто, по словам, российского военного стратега Свечина [1926] «различный темп и направление развития экономической жизни дают перевес одним государствам и нациям над другими. Этот перевес находит себе самое различное выражение — в виде расширения экономической деятельности, накопления материальных запасов, большего прироста населения, лучшего технического оборудования территории, возможности содержать большую и лучше снабженную вооруженную силу, организации более сильной центральной власти и усилении единства государства, расширении зависимости, в которой от него находятся другие государства, в увеличении числа идейных сторонников, своего рода граждан двойного подданства, за рубежом». Подобный перевес приводит уже к военным конфликтам между государствами, что мы сейчас наблюдаем на территориях Донецкой и Луганской Народных Республик.

Возникает стратегическое для обеспечения национальной безопасности понятие «национальной конкуретноспособности», которое предложил американский ученый Майкл Портер [Porter, 1990]. Для оценки степени конкурентноспособности Портер предложил «модель бриллианта» (см. рисунок ниже):

Факторы производства по Портеру определяют чем обладает страна, у страны должны быть сильные добывающий и обрабатывающие отрасли, умеющие распорядиться этими факторами производства, сильный внутренний спрос необходим для того, чтобы фирмы внутри страны имели подушку безопасности, также важна политика бизнеса, в частности, по развитию конкуренции, чтобы фирмы на внешнем рынка получили должный иммунитет.

            Без активной роли защитной государства факторы производства могут не дойти до национальных производителей, слабый внутренний спрос, не поддержанный политикой по борьбе с бедностью делает невозможным взращивание сильных внутренних производителей, недостаточная внутренняя конкуренция делает предприятия отдельно взятой страны малоконкурентными на внешних рынках.

Да в экономической политике России за прошедшие 20-ть лет, если смотреть сквозь призму данной модели, имели место «проколы», такие например как отсутствие должного внимания лесной отрасли и массовый вывоз нашего круглого леса в Китай, но нельзя отметить и очевидные успехи, в частности, решение проблемы продовольственной безопасности и лидирующие позиции страны по экспорту ряда видов сельхозпродукции, а также, — взятие в ежовые рукавицы нефтяной отрасли. При этом, вся государственная политика начиная с 2004 года, по мнению исследователя Яковлева [Яковлев, 2005] проводилась в условиях полного доминирования власти над бизнесом.

Исходя из того, что Российское Государство уже можно воспринимать как фирму, ответим на вопрос какой ресурс этой фирмы является наиболее ценным. По мнению группы исследователей Стокгольмской школы экономике важнейшим ресурсом фирмы в настоящее время является человек [Фей, Павловская, Танг, 2004].

В подтверждении этого факта приведем исследования Благова и Ивановой [2009] в области корпоративной социальной ответственности в 2007 году которые показали, что социальные инвестиции в развития персонала российских корпораций с двухкратным отрывом опередили даже инвестиции в природоохранную деятельность и ресурсосбережения.

В следующих главах будет предложено концепция человека в государстве как клиента и обозначена динамическая способность, которая позволяет управлять данными ресурсами наиболее эффективно.

2. Потребность восприятия государством гражданина как своего клиента

Говоря об истории происхождения слова «клиент» (от лат. cliens, множ. clientes), то в Древнем Риме им выступал свободный гражданин, отдавшийся под покровительство патрона и находящийся от него в зависимости. Впоследствии к человеку как клиенту стали применять более узкое определение, воспринимая клиента как участника сделки. В конце прошлого века слово «клиент» вошло в обиход ИТ-специалистов – к ним стали относить гаджеты, взаимодействующие с более мощным компьютеров – сервером. Читая далее статью, вы убедитесь, как взаимоувязаны клиент как человек и клиент как гаджет.

В XVIII веке Жан-Жаку Руссо впервые высказал мысль, которая официально позволила считать гражданина клиентом, а именно стороной, участвующей в так называемом общественном договоре [Руссо, 1998]. Критикуя императора Калигулу, утверждавшего, что «короли — это боги, или что подданные — это скот», французский мыслитель отметил, что существует «большое различие между тем,  чтобы подчинить себе толпу, и тем, чтобы  управлять  обществом».

Далее Жан-Жак Руссо предложил «найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря которой каждый соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде». При этом, отмечал Руссо, «стало  быть и долг,  и выгода  в  равной  мере обязывают обе договаривающиеся стороны (суверена и гражданина – МЛ) взаимно помогать друг  другу; и одни  и те  же люди должны  стремиться  использовать в этом двояком отношении все  преимущества, которые дает им объединение».

В своем труде Жан-Жак Руссо мало, что написал о налогах, а ведь именно они выступают ценой сделки в общественном договоре. Обязанность платить налоги гражданами Российской Федерации, напомню, была установлена законом «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», принятым за 3 дня до судьбоносного 1992 года.   Что же гражданин получает взамен, уплачивая положенные налоги и сборы?

Интересно, что долгое время ответа на этот вопрос в российском законодательстве не было. Лишь спустя 18 лет после принятие Закона об основах налоговой системы в законодательстве было зафиксировано получения взамен на так называемой государственной услуги [ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»].

Состав государственных услуг определяется законами, правила предоставления описываются регламентами. Очевидно, что адекватность законом и удобство интерфейса взаимодействия с государством прямо влияет на желание отдавать часть своей зарплаты и прибыли. Тем самым, в дополнении модели «бриллианта» Портера предлагаю ознакомиться со следующей моделью, определяющей место гражданина как клиента в государстве и описывающей подход воспроизводству в нем людей (см.рисунок ниже).

Внешне эта модель чем-то напоминает знаменитый термодинамический цикл Карно, в которой «Финансирование госорганов», «Предоставление госуслуг» работает на расширение отдачи от граждан государству. С другой стороны, выборы в законодательную власть и принимаемые бюджеты работают на упорядочивание предложения услуг от государства.        

Что можно сказать о прослойке государственных служащих, которые выступают, прежде всего, сотрудниками государства. В нашем представлении служащие также выполняют роль клиента только клиента внутреннего: а) госслужащие не освобождены от уплаты налогов, б) неудовлетворенные госслужащие несут в себе колоссальные риски для государства в форме коррупции и злоупотребления служебным положением.

В итоге, задача умного государственного правителя заключается в увеличении площади «ромба», — численности населения, помноженной на объем собираемых от него налогов (с учетом периода, когда гражданин получит назад часть сделанных в государство вложений в форме пенсии пенсии).

Отсюда вытекает жесткое правило: государство должно понимать потенциал возможной налоговой отдачи персонально в отношении буквально каждого своего гражданина.

В соответствии с ресурсной концепций стратегического управления сбережение и развитие человеческих ресурсов в государстве должно дополняться наличием динамической способности в виде информационной технологии. Рассмотрим какого рода информационные системы лучше всего справятся с данной задачей.  

3. Роль информационных технологий в выстраивании системы управления отношениями государства и гражданина

Ежегодный объем вложений в информационные технологии только за период 1995–2000 г. со стороны лишь американских компаний составил 1.2 триллиона долларов. В 2019м году глобальные затраты на ИТ составляют астрономические 3.74 триллиона [Gartner] – 15% от ВВП США.

По мнению Бухвалова [2004], чрезвычайно трудно сопоставить этим затратам реальные доходы и посчитать привычный Return on Investments — ROI. На выручку приходит другая концепция финансового менеджмента — концепция реального опциона (ROA – Real Options Analysis). По мнению Бухвалова «ИТ представляют собой опцион выживания… так как без ИТ ни одна современная компания существовать не может. Этот опцион не приносит ценности, но альтернативой является уход с рынка или банкротство. В связи с этим затраты на ИТ должны сравниваться с ценностью компании за вычетом ее ликвидационной стоимости (без ИТ мы ее теряем) и требуемой отдачей на капитал. Это объясняет в глобальном смысле оправданность тех высоких расходов на ИТ в целом, с упоминания о которых был начат этот раздел».

Говоря о государстве и его информационных системах, то ключевую роль в них играют системы так называемого электронного правительства. Как и все информационные системы, они переживали период длительной эволюции, которую можно проследить, изучая отчеты Организации Объединенных Наций – eGovernment Surveys.

 Первый подобный отчет за 2001й год [2001 United Nations eGovernment Survey] делал акцент лишь на предоставлении информации в электронном виде для граждан и бизнеса относительно работы органов государственной власти. Большего желать не позволяло в то время хотя бы отсутствие высокоскоростного Интернета и его дороговизна. Можно назвать эту стадию развития систем электронного правительства информационной.

Россия, по наблюдениям автора статьи, в то время не сильно отставала от передовых в плане eGovernment стран, веб-сайтами смогли обзавестись практически все значимые органы государственной власти. Правовая информация была доступна благодаря системам типа «Консультант Плюс».

Если мы берем следующий отчет — за 2008й год [2008 United Nations eGovernment Survey]  – то в нем уже идет речь о повышении эффективности органов государственной власти за счет интенсивной коммуникации с гражданами. По сути, речь шла о транзакционной стадии систем электронного правительства.

К этому времени Россия не сделала особого прогресса в развитии eGovernment, первый портал Госуслуг, через который гражданин мог бы оставить заявку на оказание Госуслуги (https://www.gosuslugi.ru/ ) появился лишь в 2010м году.

            Нынешнее развитие систем электронного правительства строиться по сути через добавление к порталу Госуслуг новых сервисов, в том числе, оплат банковской картой, появление региональных клонов в наиболее зажиточных регионах ( например, столичного https://pgu.mos.ru/  ).

В то же время, если мы берем последний отчет о состоянии дел в области электронного правительства [2018 United Nations eGovernment Survey], то речь там идет уже о новых задачах в виде предотвращения «шоков» в жизни домохозяйств. По сути речь идет о новом этапе эволюции электронного правительства – персонализации его сервисов.

Движение от транзакций к персонализации вписывается в логику развития  динамических способностей, которые по Тису [Bogers M., Chesbrough H., Heaton S., Teece D., 2019] проходят три ступени развития: восприятие рынка, на которого нацелена способность (sensing), захват рынка (seizing), трансформация рынка (transforming).

Таблица ниже показывает инновационные стратегии, поддерживающие развитие динамической способности организации.

Стадия динамической способностейВосприятиеЗахватТрансформация
Связанная инновационная стратегияПередача рынку лицензий на динамическую  способностьИнвестиции в исследования и разработкиУдержание от урезания затрат в исследования и разработки
Пример активностей в рамках стратегииУсвоение знаний о рынкеНалаживание процессов для коммерциализации идей Создание механизмов управления Кросс-функциональное взаимодействие за пределами бизнесаПерестройка организации для непрерывного усвоения знаний Создание кросс-организационной корпоративной культуры, нацеленной на сотрудничество Адаптация внешних и внутренних технологий, чтобы зафиксировать меняющиеся потребности и возможности
Кейс для РоссииРаспространение доступов на портал Госуслуг, накопление больших данных о гражданах (сделано)Разработка методологических моделей персонализации на базе концепций CRM (предстоит сделать)Внедрение CRM – систем на базе инфраструктуры электронного правителства (предстоит сделать)

Беря за основу кейс российского электронного правительства, отталкиваясь от первой стадии – повсеместно популяризовав сервис госуслуги – государство должно начинать развивать технологии персонализации, опираясь в инвестициях в исследования и разработки на готовый класс бизнес-приложений Customer Relationship Management (управления отношениями с клиентами).

Говоря о такого рода бизнес-приложениях, в основе их архитектуры лежат наработки зародившейся в начале 90-х годов прошлого века новой парадигмы маркетинга – маркетинга взаимоотношений.

Оттолкнувшийся от элементарного маркетинга баз данных, маркетинг взаимоотношений вырос в дисциплину, изучающую «непрерывный  процесс определения  и  создания  новых  ценностей  совместно  с  индивидуаль­ными  покупателями,  совместного  получения  и  распределения  вы­годы  от  этой  деятельности  между  участниками  взаимодействия» [Третьяк, 2013].

Согласно исследованиям компании Nucleus Research в основе ближайшего развития CRM-систем до 2023 года будет лежать умение в рамках данных систем осуществлять обработку больших данных (тех самых, которые получаются на стадии восприятия динамической компетенцией) [Wettemann, R., Mathias, J., 2018]. Ключевыми игроками международного рынка CRM, обладающими такими способностями, будут выступать следующие компании: PegaSystem, Oracle Siebel, Veeva (построенная на базе SalesForce), и, конечно, Microsoft.

Говоря об определении стратегии внедрения CRM-системы, то ее можно сформулировать как «общий  подход  к  форми­рованию  всех  взаимо­действий  компании  с  ее  клиентами  с  целью  повы­шения  ценности  клиентов за  весь  период  взаимодействия  с  компанией [Kumar, Reinartz, 2012]».

В следующей главе будет предложена, так называемая, триггерная методика в разработке стратегии развития динамической способности управления отношениями государства и граждан в форме CRM-систем.

4. Триггерный подход для разработки методологической модели персонализации в контексте отношений «государство-гражданин»

Распространенным до сих пор подходом в работе граждан с госуслугами является заявительный порядок их получения, когда гражданин вынужден заполнять анкеты на портале госуслуг и получать последние, то есть имеет место pooling сервисов. Триггерный подход строиться от обратного: государство само push-ит гражданина предложениями необходимых сервисов при наступлении определенных событий.

В 2019м году автор данной статьи внедрил CRM-систему для организации, предлагавшей услуги обслуживания систем охраны (домофонов): инженер выезжал к дому по сигналу об истечении срока гарантии из CRM, демонтаж домофона и его отправка в офис порождали передачу его вендору, починка домофона и его замена в доме с отражение этого факта в CRM-системе выступала триггером отправки sms-сообщений жильцам о том, что проблема решена. Выделенные курсивом триггеры и следовавшие за ними действия обозначены на рисунке ниже.

В государственном секторе с триггерами исторически привыкло работать Министерство Обороны Российской Федерации: приближаясь к совершеннолетию мы неизменно получали повестки на прохождение мед комиссии в военкомате. Признав кого-то из юношей годным к воинской службе срабатывали другие триггеры о том, что в день 18-ти летия или по окончании учебы в ВУЗе необходимо прийти с вещами на призывной пункт.

Не так давно триггерную методику начало брать на вооружение Министерство по чрезвычайным ситуациям. В случае приближения стихийного бедствия, например, урагана гражданам, чьи мобильные телефоны находятся в зоне стихийного бедствия, приходят sms-сообщения о необходимости в определенным день воздержаться от прогулок или поездок на автомобиле.

Потенциал триггеров огромен – практически любую госуслугу можно исследовать на предмет того, каким образом государство само решит оказывать ее или нет. Разумеется это потребует кросс-организационной корпоративной культуры, перехода от построения информационной системы под конкретный федеральный орган исполнительной власти к понимаю сквозных бизнес-процессов этих органов вокруг удовлетворения интересов конкретного гражданина (см. последнюю колонку в Таблице 1).

Например, варианты решений задач по алгебре и геометрии одаренным учеником, в рамках инфраструктуры электронного правительства могут рассылаться в высшие учебные заведения, которые не дожидаясь сдачи ЕГЭ начнут с этим молодым человеком работать.

Или визы в Россию ответственным туристам из-за границы, приносящим неплохой доход и не совершающим правонарушений, будет предлагаться Министерством Иностранных дел автоматически.

С другой стороны, не ответственный гражданин, например, лишившийся водительского удостоверения за вождение в нетрезвом виде будет попадать со своим лицом в базу данных. Камера на дороге будет сообщать в Госавтоинспекцию, что этот человек все же сел за руль.

Обработка такой массы информации невозможна без развертывания в стране телекоммуникационных сетей 5го поколения. Логично, почему идут такие споры на предмет выделения частот и поставок оборудования: оператор связи и поставщик оборудования, по сути, получит контроль над общественной жизнью страны.

Заключение

Прозвучавшее 15.01.2020 года Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию сделало особый акцент на развитие в стране кадрового потенциала. Новый сформулированный кабинет Министров может и готов уделить самое пристальное внимание развитию динамических компетенций в области управления отношениями с гражданами, тем более, цепочка в диаграмме ромба по сбору налогов и сборов уже отлажена достаточно хорошо.

Мир готов видеть Россию как хорошо управляемую фирму без Чернобыльских катастроф. Вопрос при этом остается один: кто выступит акционером этой фирмы? Может быть, представители страны, в чьих академических стенах зародилась концепция динамических компетенций?   

Список литературы:

  1. 2001 United Nations eGovernment Survey “E-government Landscape” http://unpan3.un.org/egovkb/Portals/egovkb/Documents/un/English.pdf
  2. 2008 United Nations eGovernment Survey “From E-Government to Connected Governance” http://unpan3.un.org/egovkb/portals/egovkb/Documents/un/2008-Survey/unpan028607.pdf
  3. 2014 United Nations eGovernment Survey “E-Government for the Future We Want” http://unpan3.un.org/egovkb/Portals/egovkb/Documents/un/2014-Survey/E-Gov_Complete_Survey-2014.pdf
  4. 2018 United Nations eGovernment Survey “2018 E-Government Survey” https://publicadministration.un.org/egovkb/Portals/egovkb/Documents/un/2018-Survey/E-Government%20Survey%202018_Russian.pdf
  5. Bogers M., Chesbrough H., Heaton S., Teece D. Strategic Management of Open Innovation. A Dynamic Capabilities Perspective. California Management Review: Vol.62(1), 2019;   
  6. Coase, Ronald. The Nature of the Firm. Economica: Vol. 4, No. 16, November 1937 pp. 386-405
  7. Gartner Says Global IT Spending to Grow 0.6% in 2019 https://www.gartner.com/en/newsroom/press-releases/2019-10-07-gartner-says-global-it-spending-to-grow-06-in-2019  
  8. Jensen M.C., Meckling W.H. 1976. Theory of the firm: Managerial behavior, agency costs and ownership structure. Journal of Financial Economics 3 (4): 305–360
  9. Kumar  V.,  Reinartz  W.  2012. Customer  Relationship  Management:  Concept,  Strategy and  Tools.  2nd  ed.  Springer;
  10. Porter   M.   The competitive advantages of nations.  Harvard Business Review: March – April, 1990;
  11. Putin V.  Vladimir Putin says liberalism has ‘become obsolete’. The Financial Times: https://www.ft.com/content/670039ec-98f3-11e9-9573-ee5cbb98ed36 
  12. Wettemann, R., Mathias, J. The state of the CRM market: 2018. Nucleous Research: January 2018;
  13. Благов Ю.Е., Иванова Е.А.. Корпоративная социальная ответственность в России: уроки национального доклада о социальных инвестициях: Российский журнал менеджмента: Том №7, 2009: 3-24;
  14. Бухвалов А.В. Реальные опционы в менеджменте: классификация и приложения. Российский журнал менеджмента: Том №2, 2004: 27-56; 
  15. Бухвалов А.В. Корпоративное управление как объект научных исследований Российский журнал менеджмента: Том №3, №3, 2006: 75-84; 
  16. Бухвалов А.В., Катькало В.C. Эволюция теория фирмы и ее значение для исследований менеджмента: Российский журнал менеджмента: Том №3, №1, 2005: 75-84; 
  17. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ;
  18. Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ);
  19. Руссо Ж.Ж.  Об общественном договоре. Трактаты / Пер. с фр. — М.: КАНОН-пресс, «Кучково поле, 1998. — 416 с.
  20. Свечин А. А. Стратегия. — М.-Л.: Госвоениздат, 1926.
  21. Третьяк О.А. Отношенческая парадигма современного маркетинга. Российский журнал менеджмента: Том №11, №1, 2013: 41-62; 
  22. Федеральный закон «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» от 27.12.1991 N 2118-1;
  23. Федеральный закон «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» от 14.07.2010 № ;
  24. Федеральный закон «О государственной тайне» от 21.07.1993 N 5485-1;
  25. Фей К.Ф., Павловская А.Г., Танг Н. Универсальны ли методы управления человеческими ресурсами? Сравнение России, Китая и Финляндии. Российский журнал менеджмента: Том №1. 2004: c.53-70;
  26. Яковлев А.А. Эволюция стратегий взаимодействия бизнеса и власти в российской экономике. Российский журнал менеджмента: Том №3, №1, 2005: 27-52.